Previous Entry Share
За кулисами крещения Руси
Jastrzebiec
jurko_rud
(Не знаю чому, але цей текст мені захотілося написати російською мовою. Може, в піку "русскому міру"-))

День крещения Руси прошел в этот раз как-то мимо меня. То ли потому, что слишком много работы было. То ли из-за того, что князь Владимир никогда не был моим любимым историческим персонажем. Скорее наоборот. В чем тут дело - не знаю. Может быть, в разительном контрасте между тем, что о нем говорит церковь, и тем его образом, который у меня сформировался по прочтению хроник, документов и исторических трудов. Ведь вот в чем дело - христианство он принял скорее с большого перепугу.
Судите сами. Сначала убил своего брата Ярополка - кстати, уже христианина (гипотезы о крещении Ярополка от римской церкви, причем не без посредства немецких государей в ученом мире рассматриваются вполне серьезно). Потом начал преследовать христиан, составлявших основную часть "партии Ярополка" (именно они потом присягнули на верность его сыну Святополку, вошедшему в историю как Окаянный). Потом пошел в поход на Польшу - в то время уже христианское государство, находившееся под покровительством Священной Римской империи немецкого народа. Ну, не говоря уже о его сексуальном "облико морале". А как поступил он с Рагнхильд (Рогнедой)? - вообще по-скотски.
В общем, всем этим его взбрыкам рано или поздно должен был наступить конец. Европа вряд ли терпела бы все эти безобразия. Спасало Владимира, а с ним и всю свежеиспеченную на тот момент Русь только то, что Европа была занята отражением массовых набегов викингов. Но рано или поздно все это бы закончилось (эпоха викингов, кстати, подходила к концу - норманны понемногу оседали на завоеванных землях и цивилизовалися). А там бы и за русский бардак взялись. Потому как языческие государства в те времена находились вне закона и международное право на них не распространялось. То есть, напасть на такое государство, разорить его, перебить мужчин, а с женщинами поступить, скажем так, по законам военного времени - грехом особенным не считалось.
Вот тут-то и подкинул Владимиру его приятель и воспитанник, будущий конунг Норвегии Олаф Трюггвасон (один из двух Олафов, считающихся святыми) идею "сменить окраску" (как говорят на уголовном жаргоне). Олаф, в отличие от своего благодетеля - бастарда и полукровки - изрядно пошатался по миру и следовательно был в курсе международных раскладов.
Но как креститься? И главное – у кого?
И вот тут-то мы подходим к известной из летописи Нестора легенде о выборе веры.
Легенда эта, вообще-то – полная муть. И вот почему.
С исламскими странами связи тогда практически не было, кроме разве что торговых. Торговля эта была в целом успешная, да и с познавательной точки зрения вещь полезная, но больно дорогостоящая, требующая массу усилий и времени. Да и кочевники по дороге на Восток доставляли русам-викингам и примкнувшей к ним местной элите массу хлопот. Так что связываться с исламским миром для тогдашней Руси было чересчур дорогим удовольствием. Как и исламскому миру с Русью. Именно эти обстоятельства, а вовсе не то, что "веселие на Руси есть пити", не давало исламу на Руси никакого шанса.
Об иудаизме вообще говорить не приходится. Хазария, где эта вера была официальной, так и не оправилась после почти смертельного удара, который нанес ей отец Владимира – Святослав Завоеватель. И, следовательно, никаких гарантий дать не могла.
Рим – после всех антихристианских "художеств" будущего крестителя Руси на внутреннем и на внешнем фронте – тоже, сдается, отпадал. У Мешка – правителя Польши – с немцами были отношения неровные, и именно это помешало ему вплотную заняться Русью, "откусившей" в 981 г. лоскут спорной территории бывшего Моравского княжества, позднее известный как Червонная Русь. Но в случае чего он мог и сойтись с тевтонами – что, кстати, и произошло в 986 г., когда страна оказалась под угрозой экспансии полабских и поморских славян и реставрации язычества. И еще неизвестно, чем бы этот союз обернулся для Руси.
Оставалась Византия. Отношения Руси с ней были тоже не гладкие. Но, во-первых, между ними уже худо-бедно сложилась за последние сто с лишним лет традиция политического и экономического партнерства. Во-вторых, Византия была достаточно сильным противником, способным противостоять Священной Римской империи, с которой уже тогда она находилась в состоянии "на ножах".
Кстати, до сих пор спорят, какую форму христианства принял все-таки Владимир - православие или католицизм?
Не правы, как ни странно, ни те, ни другие. Церковный раскол, который формально разделил единую церковь на две основные ветви - православие и католицизм - произошел только в 1054 году, а догмат "филиокве" (о том, что Святой Дух исходит как от Бога-Отца, так и от Бога-Сына, то есть Иисуса Христа), который является основным отличием между двумя христианскими конфессиями, в латинской литургии был официально утвержден в 1014 году – то есть, через 17 лет после Владимирова крещения. Если принять за дату этого события 987 г.
"Польский фактор", кстати, служит, как нам кажется, еще одним, хотя и косвенным подтверждением того, что князь Владимир принял христианство не в 988 г., как утверждает церковное предание, а годом раньше – согласно "Памяти и похвалы князя русского Владимира", памятника конца XI века авторства Якова Мниха. Очевидно, он тоже каким-то образом повлиял на христианизацию Владимира. Хотя, как нам представляется, в том, что он решил внять совету Олафа Трюггвасона, пригласившего по такому случаю в Киев из Византии епископа Павла, более существенную роль сыграло другое обстоятельство. А именно – удачно и своевременно подвернувшийся случай.
Императору Василию Болгаробойце грозила потеря трона от узурпатора Варды Фоки. Собственных сил не хватало, поэтому император обратился к русам за помощью. Владимир поставил условие: император должен был выдать за него свою сестру Анну. Император, в свою очередь, дал понять, что не может выдавать сестру за язычника и что князю следует для начала принять христианство. Что Владимир и сделал. Таким образом, личное крещение князя произошло перед походом на помощь императору Василию.
Дальше в общем-то все известно. Варда Фока был разбит совместными силами, но император отказался выполнять свое обещание. Русы тогда разграбили Херсонес и грозились пойти на Константинополь. Императору ничего не оставалось, как сдержать ранее данное слово.
Кроме того, Василий Болгаробойца стал крестным отцом крестителя Руси. А Русь стала христианской страной, сделав первый шаг в круг цивилизованных государств Европы.

  • 1
  • 1
?

Log in